Застенье

Объявление

ЗАСТЕНЬЕ
Добро пожаловать на ролевую "Застенье"

Ссылки для ознакомления:
о мире, обитатели, правила, боевка, инвентарь, гостевая, акции
Новостная лента:
03.09. Сегодня наконец-то вновь открылись наши замечательные друзья - WWSD! Советуем заглянуть к ним в гости, отныне они гордо сидят в нашей теме с партнерством
23.08 Мы строили, строили и наконец построили. Ролевая открыта. Велком!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Застенье » Архив квент » Анжольрас | Неприкасаемые


Анжольрас | Неприкасаемые

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Имя: Анжольрас. Товарищи предпочитают либо сокращать до Анжо, либо использовать прозвище - Феб.
Возраст: 2 года 4 месяца.
Фракция и должность: Надзиратель Неприкасаемых.
Внешность.
  Параметры - около 68 см в холке, 26 кг.
  Род Анжольраса, пожалуй, был и остаётся одним из самых чистых среди собак Застенья. Оттого, будучи потомком бельгийских овчарок с незначительной гибридизацией, внешне пёс чрезвычайно похож на тервюрена, и единственным весомым отличием служит чуть менее длинная и густая шерсть. В большинстве своём она окрашена в тёплые рыжие оттенки; на морде, ушах и спине имеются чёрные подпалины, а ближе к брюху и тыльной стороне лап цвет красного дерева плавно переходит в молочно-белый.
  Телосложение у Анжольраса стройное, но отнюдь не анорексичное. Он поджар и жилист, высок и подтянут; при взгляде на пса создаётся впечатление, будто его силуэт вытесал из мраморной статуи некий искусный мастер, желая тем самым подчеркнуть всё величие и благородство собачьего племени. Гордая осанка, высоко поднятая голова, уверенная поступь – неизменные атрибуты пса. Лапы его длинные и сильные, уши практически всегда стоят торчком, хвост опущен, но вовсе не зажат меж лап. Вся фигура Анжольраса дышит молодостью и боевым задором и в то же время явственно отдаёт неприступным холодом. На шее его зачастую красуется несколько потёртый красный платок.
  Отдельного упоминания стоят глаза пса. Две льдинки, глубоко запавшие в чётко выраженных глазницах, нередко пребывают в своеобразной задумчивости – кажется, словно пёс смотрит поверх всей грязи окружающего мира, не замечая её, куда-то вдаль, за Стены; словно он каждый день видит прекрасный мир, недоступный взору остальных. Однако при разговоре глаза Анжольраса в буквальном смысле мечут молнии в собеседника: праведный гнев в них отчётливо перемежается воодушевлением, внимательность – уничижающей пронзительностью. Часто во взгляде пса сквозит негодование, ещё чаще – презрение. А иной раз Феб способен так зыркнуть на какую-нибудь особь, что по спине невольно пробегает холодок, и хочется вдруг сжаться под этим требовательным, властным орлиным взором.
  Что касаемо голоса, то у Анжольраса он звонкий и чистый, обладающий столь же огромной уверенностью в интонациях, что и его владелец.

Характер.
Им владела одна страсть – справедливость,
и одна мысль – ниспровергнуть
стоящие на пути к ней препятствия.

- Виктор Гюго

   Анжольрас – грозный ангел с крыльями орла. Справедливость в её чистом, праведном и порой жестоком воплощении. Бунтарь со стальной волей, свободолюбец и революционер, сконцентрировавший внутри себя весь огонь народных волнений, гнева, грёз и жажды правосудия. Анжольрас – живой символ духовного восстания и гула близких перемен. Преступники прозвали его звонко и лаконично – Феб; им даже невдомёк, насколько близко к истинной сути пса они подобрались в своём повальном невежестве.
  А ведь он действительно напоминает собой древнего бога – покровителя муз, переселенцев и знаменосца будущего. Задумчивая холодность внешне, внутри же – дикий пожар на месте сердца, облечённого в камень, что гоняет по венам раскалённую магму. Упёртый гордец, зачастую идущий напролом, прямой, как стальной гвоздь, обладатель несгибаемой воли и сильного духа – вот, что из себя представляет Анжольрас. Да, он молод, но умён и сообразителен не по годам; а в глазах его несложно найти твёрдую решимость, будто в какой-то из прошлых жизней этот пёс уже прошёл сквозь пламя борьбы и нестерпимую боль потерь. Война – его суть. С самим ли собой, с обстоятельствами, с окружением, с системой или же с целым миром – но бесконечное сражение, в котором проигрыш равнозначен духовной гибели. Оттого такую личность, как Анжольрас, невозможно растоптать в грязи: она непременно восстанет с новыми силами, взятыми буквально из воздуха, скрепя сердце и стиснув зубы, с пронзительной усмешкой заглянет в глаза собственному мучителю, бросая очередной вызов жестокой судьбе.
  И, кажется, сам пёс невыразимо далёк от бытности обычной собаки. Далёк от мирской суеты – радости настоящему мгновению, дружеских посиделок с болтовнёй ни о чём, влюблённости и забот о продолжении рода. Он защищает это, ратует за свободу от давления со стороны каких-либо меньшинств, пытающихся навязать другим свою безоговорочную власть и подмять под себя каждый аспект собачьей жизни, но в свободное от борьбы время предпочитает наблюдать за «копошением смертных» со стороны, не вмешиваясь. Возможно, редкими вечерами Анжольрас и сам тоскует от того, что не способен просто существовать без оглядки на общество, его нужды и мысли, тяготы и желания; однако такова его доля. Его судьба. Его предназначение – вести за собой гнев толпы в тяжёлые времена и отступать в тень, когда оные сменяются годами света и надежды. Чем же занимается Анжольрас, пока обычные собаки предаются блаженству мира? Бдит. Денно и нощно. Ждёт удара, с какой бы стороны тот ни поступил. Он считает своим долгом оберегать народ, пока тому неведом гнёт опасности. Да, его не поймут. Да, будут считать параноиком, фанатиком, жаждущим войны. Но лучше так, чем допустить промашку по собственной вине и позволить злу воспользоваться затихшей осторожностью.
  В межличностных контактах Анжольрас переменчив, словно само пламя. Своими речами он способен зажигать огонь борьбы в сердцах собак, доказывать свою точку зрения упирающемуся скептику, ломать укоренившиеся стереотипы, стирая границу между ложью и правдой. Когда речь заходит о системе, революции и Застенье в общем, пса бывает не заткнуть. Он, определённо, выслушает чужое мнение, быть может, даже примет некоторые нюансы к сведению, однако упрямство десяти баранов не даст Анжольрасу полностью переменить собственные взгляды. В глубине души, где-то в скрытых от посторонних глаз уголках, конечно, тлеют угли сомнений, чьи искры раз за разом проверяют твёрдость убеждений пса; однако оное спрятана так надёжно, что являет себя исключительно редко – лишь в периоды затишья, когда делать особо нечего и есть время предаться пространной философии. С другой стороны, способный часами рассуждать о преимуществах свержения существующего в Застенье строя, Анжольрас невероятно молчалив, когда дело касается обыденных тем, в редких случаях может вставить лишь едкое словцо. Ему совершенно не интересно, где там зарыл большую кость глава Общинников или как удачно погулял какой-нибудь резвый орёл среди дам-атеисток. Впрочем, если ненароком услышанная информация покажется псу ценной для дела, можно не сомневаться: он вытрясет из говорливого болтуна всё, что тот знает.
  При всей своей внешней привлекательности Анжольрас холоден и неприступен; плотские удовольствия для него – сущая дикость, вызывающая лишь отвращение. Да, он может мириться с её существованием, спокойно относиться к проявлениям любви вокруг себя, но вряд ли когда-нибудь сумеет лично окунуться в омут жарких чувств. Его невеста – Фемида, его вдохновительницы – Клио и Каллиопа, максимум – Урания, но никак не блаженная Эрато. Ум Анжольраса овеян мечтами не о прелестных девицах, но о тайнах, что хранит Инквизиция; об огромном мире, простирающимся за ненавистными Стенами; о счастье и возрождении угнетённого народа, о поднятии всеобщей духовности и построении действительно идеального общества. Он импульсивен и своенравен, крайне любознателен, достаточно дружелюбен и выдержан, однако нетерпим к своим и чужим ошибкам да всей душой ненавидит невежество. Для Анжольраса характерны резкие спады и подъёмы настроения, однако в глазах окружающих он остаётся неизменно бодр и готов действовать в любую секунду. Меланхолии с апатией если и подвержен, то только в периоды одиночества – да и тогда быстро приходит в себя.
  Целованный лишь духом свободы, Феб хранит в душе огонь, яростный, в порыве священного гнева способный выжечь любое препятствие на пути к избранной цели, пожертвовав при этом всем, что имеет. Его вдохновение сурово, как и он сам; изо дня в день Анжо остаётся убийственно серьёзен,  в то время как другие упиваются собственным наслаждением жизнью. Впрочем, оное вовсе не значит, что псу интересны исключительно бунтарские дела: его душа не чужда красоте, способна даже замечать её в окружающем мире – правда, только в том случае, если не занята в данный момент революционным пылом.
  Для других собак Анжольрас – путеводная звезда, одинокий огонёк в кромешной мгле, сияющий ради того, чтобы вести за собой заблудившихся. Основополагающей его чертой, пожалуй, можно назвать любопытство: именно оно породило вопросы в щенячьей головушке, оно взбунтовало и без того неспокойное сердце, оно же неизменно ведёт вперёд, заставляя смотреть в будущее в то время, как груз прошлого упорно затягивает в трясину сомнений. Пёс невероятно целеустремлён и вынослив, довольно гибок, ничуть не ленив; в высшие силы не верит, предпочитая мораль, что должна руководить каждой собакой, слепому преклонению перед Экспериментом.  Требователен как к себе, так и к окружающим . К слову, Анжольрас, будучи добрым по своей природе, ценит любую жизнь и очень чутко относится к чужим страданиям – потому не может избежать угрызений совести, холодного ужаса от того, что порой творит. Мысли о зря пролитой крови частенько не дают псу покоя, и только холёная выдержка помогает ему не сойти с ума. Ради общего блага Анжо привык перешагивать через собственное «не могу», потому, если потребуется, проблем с устранением «опасного объекта» не будет.
  Стоит заметить, что пёс не верит в любовь, способную изменить мир; жестокость, по его мнению, искореняется только жестокостью. Подставляя вторую щёку для удара, ты лишь раззадориваешь зло, убеждаешь его в безнаказанности дурных поступков. Конечно, каждый имеет право делать собственный выбор, но Анжольрас не очень-то терпит подобных «миротворцев», которые только усугубляют и без того плачевное положение дел. Кроме того, сам он никогда не умел утешать, ибо цель его  – не сочувствие, а воздаяние по заслугам тем, кто привносит боль в сердца народа, кого прельщает пустая жестокость и кто желает подмять под себя свободу других.

Биография.
  Община – место достаточно тихое, тщательно отгораживаемое главой и наставниками от треволнений Застенья. Здешние псы звёзд с неба не хватают; живут ради простого счастья, радуются новому дню, заводят семьи, рожают детей и работают на благо коллектива как одна большая, дружная Семья. Как стадо, ведомое опытными пастырями, имя которым – Инквизиция.
  Здесь родился Анжольрас. Отец – добытчик, мать предпочитала приглядывать за чужими детишками в период отсутствия взрослых – этакая воспитательница в щенячьем саду. Семья славилась прилежностью: не перечила распределению, не убивала, не крала, ходила с постоянно высокой кармой, гордясь этим, как чем-то действительно великим. Щенки – а их было четверо – быстро подхватили инициативу родителей; все, кроме Анжольраса.
  «Кто мы такие? Зачем мы здесь и почему именно здесь? Какова наша история? Откуда взялась карма? Кто такие Наставники? Что находится там, за Стеной?» Вопросы часто оставались без ответа, а если и получали оный, то в форме какой-нибудь очередной байки, притянутой за уши. Въедливое дитя с требовательным взглядом голубых глаз сторонились, как прокажённого. Мать с отцом приходили в ужас, когда щенок вновь заходился градом всевозможных предположений и хмурился, не получая ожидаемого подтверждения от взрослых.
  Тем не менее, все надеялись, что такое поведение – лишь дань детству, и с возрастом обязательно пройдёт. Щенок крупнел, крепчал, вытягивался, из тощего заморыша постепенно превращаясь в красивого и грозного своим ликом пса. Но вопросы не исчезали в тумане прошлого; их становилось больше. День ото дня они приобретали форму отрицания, выливаясь в неприятие существующего уклада собачьей жизни – пока что молчаливое и отстранённое. Тем не менее, Анжольрас слыл псом широкой души: он не гнушался делиться своей пищей с одиночками, бедствующими при границах с Общиной, нуждающимися в еде гораздо сильнее, чем кто-либо из живущих в «комфорте»; порой отдавал всё, что у него имелось, тем, у кого не было ничего.
  Впервые же свою бунтарскую сущность Анжо проявил, когда подошло время очередного распределения. Панель возжелала послать пса в добытчики, как и всю семью до этого; однако сам он горел жаждой защищать народ, ибо сражаться умел много лучше, чем поставлять пищу подобно жалкому торгашу. Отказ следовать предначертанной «судьбе» приубавил карму Анжольраса, что, впрочем, быстро вернулась в норму – слишком много хороших поступков продолжал совершать пёс, слишком многих кормил, жертвуя своей долей.
  С той поры вопросы о справедливости собачьей жизни встали ребром в уме прирождённого революционера. Его неоднократно замечали в кругу подростков, однако вряд ли кто догадывался, что те с открытыми ртами слушают его тихие рассказы о неизведанном мире за стенами, о чести и истине, которую скрывают охочие до контроля инквизиторы, о щенках, что они крадут посреди ночи – а взрослые, гордые псы лишь закрывают на это глаза. Подобные дискуссии, пусть их содержание и оставалось в тайне от подавляющего большинства собак, быстро отвадили от него всех знакомых: родители более не подпускали детей к «странному бунтарю», ровесники удрученно опускали взгляды и замолкали в его присутствии, матёрые собаки не желали иметь с ним никаких дел.
  В родном доме Анжольрас стал изгоем, на которого с плохо скрываемым ужасом смотрела собственная семья. Единственным его «другом», да и то негласным, стал пёс из стаи Пустых по кличке Грантер, встреченный по чистой случайности и разглядевший в революционере нечто такое, о чём даже он сам может только догадываться.
  Неизвестно, сколько бы длилось молчаливое противостояние, и сколько бы сумел терпеть притеснения со стороны Общины гордый Анжольрас; однако волей случая в возрасте почти двух лет его клыками была пролита собачья кровь.
  Не в целях самозащиты, но с умыслом, пусть и благородным, в каком-то смысле достойном похвалы. Он заметил миссионера из наставников, под покровом ночи шествовавшего по территории Общины. Судя по всему, инквизитор был молод и не слишком опытен, раз позволил Анжо себя вести; пёс следил за «ищейкой» столько, сколько тот бродил по городу. В конце-концов зверь выбрал себе жертву – у самой границы любопытный щенок сбежал из тёплого логова и отправился в сторону стены. Вполне вероятно, наслушавшись рассказов самого Анжольраса. Миссионеру ничего не стоило настигнуть мелкого и захлопнуть пасть на его тельце, но в тот самый момент нервы его «тайного преследователя» не выдержали.
  В своей первой битве пёс с трудом одержал победу; он долго сжимал клыки на горле инквизитора, до последнего, целых полчаса не отпуская его бездыханное тело. Затем, вероятно, ведомый аффектом, Анжо притащил труп в Общину в жажде добиться правосудия – с помощью свидетельств щенка показать истинное лицо наставников собакам, желающим лишь закрывать глаза на очевидное в попытке сохранить своё лживое счастье. Но мелкий оказался слишком напуган, не смог вымолвить ни слова; тайна смерти инквизитора так и осталась невысказанной, а гневные выкрики Анжольраса с кровавой пеной у рта и безумным взглядом только напугали общинников ещё сильнее.
  Пса хотели немедленно передать инквизиторам, опасаясь их гнева, однако революционер и сам, не дожидаясь вердикта Семьи, отправился навстречу карательному отряду, намереваясь встретить их морда к морде и своим примером показать, что бояться ублюдков не стоит. От верной гибели Анжольраса спас старый друг-Грантер – он был в ужасе от произошедшего, и неизвестно какими силами его голосу с нескрываемой дрожью удалось-таки достучаться до остатков логики в голове пса. Пустой убедил товарища, что гибелью ничего не докажешь – и что лишь пока Анжо жив у революции, коли таковая начнётся, есть шанс на победу.
  Псу ничего не оставалось, кроме как бежать прочь вместе с Грантером; тот, как оказалось, мастерски умел запутывать следы. Приличия ради промотавшись пару дней одиночками, собаки в конце-концов добрались до топей, где обретались Неприкасаемые, среди коих у Пустого пребывало немало товарищей.
  Первое время жизнь среди изгоев казалась Анжольрасу невыносимой: полнейшая анархия, никакого удобства, никакой чести, вокруг да около сплошные воры, насильники, убийцы, и все как на подбор – сущие неудачники. Живой пример того, чем может обернуться неконтролируемая свобода, пущенная на самотёк. Однако и здесь пылкие речи революционера смогли посеять зерно сомнений; диспуты Анжо по-прежнему собирали своих слушателей, пусть и менее благородных, чем жители Общины. Многие вдохновились его идеями, и к настоящему времени пёс занял особую нишу среди Неприкасаемых, став чем-то вроде живого символа, талисмана, если угодно. А сменившийся недавеча лидер и вовсе повысил Анжольраса в должности, приметив его недюжинные ораторские способности и сделав из него сурового Надзирателя, способного наводить порядок среди хаоса.
  Чем впоследствии обернётся судьба революционера – ведомо лишь Эксперименту, в который сам он, впрочем, и не верит вовсе. Восхождение ли к давней мечте или же грандиозное падение с высоты собственных иллюзий? Время рассудит всех.

Связь с вами: Крез Грид.

Отредактировано Анжольрас (2016-08-26 18:22:12)

+5

2

http://orig15.deviantart.net/fb18/f/2011/220/0/e/pixel_shiba_inu_by_babiry-d45xejf.gifhttp://orig15.deviantart.net/fb18/f/2011/220/0/e/pixel_shiba_inu_by_babiry-d45xejf.gifhttp://orig15.deviantart.net/fb18/f/2011/220/0/e/pixel_shiba_inu_by_babiry-d45xejf.gif

Добро пожаловать! Не забудь заглянуть сюда:

личное дело

поиск соигроков

заказ квестов


здоровье 120, карма -5
http://s017.radikal.ru/i425/1607/ee/5183f320d762.pnghttp://s019.radikal.ru/i615/1607/a2/789ad79150cb.png

0


Вы здесь » Застенье » Архив квент » Анжольрас | Неприкасаемые


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC